Фактор США в росийско-болгарских отношениях

петък, 1 юли 2016 г.

сп. "Македонски преглед", год. ХXXIV, 2011, кн. 4, Глушченко, Юрий. Фактор США в росийско-болгарских отношениях..., 95–100.

 Черноморский регион в современных условиях представляет собой мозаичную картину нескладывающихся друг на друга политических интересов и сфер влияния. Болгария и Румыния являются членами НАТО и ЕС, Украина мечется между Россией и Западом с акцентом на поэтапную интеграцию с Евросоюзом, Грузия при нынешней власти ориентируется на Вашингтон, Турция колеблется с одной стороны между атлантической солидарностью в рамках НАТО, стремлением войти на своих условиях в ЕС и чувством национальной гордости, а также необходимостью блюсти свои национальные интересы в регионе – с другой. Россия, по сути, находится в "одиночном плавании" без региональных союзников и друзей. Значение региона определяется тем, что он граничит с Большим Ближним Востоком, является важным звеном трансконтинентальной транспортной сети, поскольку служит продолжением энергетического коридора от Каспия, Сибири, Центральной Азии. В последние годы регион стал зоной особого внимания США, ЕС и НАТО. При этом США пытается решать свои военно-стратегические задачи как на двусторонней основе со странами региона, так и через механизмы НАТО, включая создание в регионе сети военных баз и третьего позиционного района своей глобальной системы ПРО. В отличие от США, Евросоюз действует с позиции "мягкой силы". Одним из значимых последних документов, которым Евросоюз обозначил свое стремление с укреплению влияния в Черноморском регионе, стала резолюции Европарламента, принятия 20 января 2011 года. Документ, получивший название "Стратегия ЕС в отношении Черного моря", стал очередным и, вероятно, не последним документом, который конкретизировал и документально оформил инициативу ЕС "Синергия Черного моря", выдвинутую в 2007 году. Как известно, "Синергия" наметила общие направления деятельности ЕС в регионе, такие как демократия, права человека, безопасность и "замороженные конфликты", энергетика и транспорт, экология, рыболовство и торговля. Отличительной особенностью "Стратегии" является требование предусмотреть в бюджете ЕС финансирование приоритетных региональных программ, а также подчеркивается необходимость выработки согласованного механизма в реализации Стратегии как единой региональной модели  

95

внешнеполитической деятельности ЕС. Исходя из решения данных задач, Брюссель намерен наладить плотный мониторинг обстановки в регионе и создать для этого соответствующую правовую базу, определить размер финансирования механизмов воздействия на страны Причерноморья. Все это свидетельствует о том, что ЕС намерен всерьез бороться за лидерство в Черноморском регионе, юридически оформляя свои права на регион. Инициативы США, НАТО и ЕС усиливают региональное соперничество и прежде всего с Россией, которая хотя и является их "стратегическим партнером", но в конечном итоге выступает в качестве основного конкурента. Вашингтон и Брюссель ставят перед собой цель сформировать в Причерноморье альянс государств, чья консолидированная позиция позволит снизить влияние России в регионе в целом и на уровне двусторонних отношений. Для России важно, чтобы в Причерноморье возобладали не военно-стратегические методы строительства межгосударственных отношений, а отвечающая интересам всех модель добрососедства и взаимного сотрудничества в различных областях. Хотелось бы более подробно остановиться на двух ключевых проблемах в российско-болгарских отношениях. 

 Американское военное присутствие в Болгарии и проблема ПРО в Европе 

 В апреле 2006 г. Болгария и США подписали Соглашение о сотрудничестве в сфере обороны (Defense Cooperation Agreement), на основании которого Вашингтон получил право на совместное использование четырех военных объектов в Болгарии и размещении там до 2500 американских военнослужащих и гражданского персонала на ротационной основе. Аналогичное соглашение было подписано и с Румынией в 2005 г. В итоге силы передового базирования США (Joint Task Force-East) получили прямой доступ в Черноморский регион, в непосредственной близости от южных границ России. Де факто под контроль Пентагона на территории Болгарии перешли база ВВС в Безмере, военный полигон "Ново село" (провинция Сливен), Центр логистической поддержки Аитос (провинция Бургас), база ВВС имени Графа Игнатиева (провинция Пловдив). Хотелось бы обратить внимание на статью ІV упомянутого договора, которая предоставляет практически неограниченные возможности для США по оперативному использованию этих объектов, в том числе в рамках НАТО (подготовка персонала, транзит грузов и личного состава, дозаправка самолетов, техническое обслуживание боевой техники, включая вертолеты, самолеты, корабли, размещение и хранение боеприпасов и амуниции, в том числе для проведения совместных учений, чрезвычайных, спасительных и гуманитарных операций как в регионе, так и в третых странах за его пределами. Этой же статьей (пункт 3) допускается увеличение численности личного состава на болгарских базах до 5000 человек на срок до трех месяцев. Кроме того, с согласия болгарских властей, в случае чрезвычайной ситуации численность и сроки пребывания ВС США могут быть увеличены. Следует отметить, что США, в рамках так называемого совместного использования болгарских баз, не перечисляет арендных платежей за них, поскольку это не предусмотрено Договором. В тоже время Вашингтон постоянно подчеркивает, что по линии сотрудничества в области безопасности за период с 1996 по 2010 г. София получила помощь в размере 170 млн. дол., в том числе на прямые военные поставки со складов МО США и обучение болгарских офицеров было израсходовано 120 млн. дол. Кроме того по данным Госдепартамента США, на основании Закона о 

96

 Фактор США в росийско-болгарских отношениях 3 поддержки демократии в Центральной Европе от 1989 г. до вступления страны в ЕС ей была оказана на 600 млн. дол. помощь в интересах ускорения политических и экономических реформ и формирования новой посткоммунистической политической элиты. Важно подчеркнуть, что Соглашение об оборонном сотрудничестве вступило в силу за полгода до принятия Болгарии в члены ЕС в период, когда заметно обострились отношения между США и "Старой Европой". Соответственно данное соглашение закрепляло патронаж Вашингтона над странами "Новой Европы", что вызвало негативную реакцию не только со стороны Москвы, но и определенное неудовольствие Парижа, Берлина и Анкары. В современных условиях в США рассматривают Румынию и Болгарию как идеальных партнеров для реализации своей новой Черноморской стратегии, в том числе в рамках сдерживания России, и как промежуточную базу для проецирования военной мощи на Кавказ, Каспийский регион, Балканы, Ближний Восток, а также для поддержки текущих военных операции в Афганистане и Ираке и обеспечения контроля за потенциальными горячими точками на постсоветском пространстве (Карабах, Южная Осетия, Абхазия, Приднестровье). Особая роль отводится Румынии и Болгарии в планах развертывания европейской региональной компоненты противоракетной обороны США, что вызывает серьезную озабоченность в высших политических и военных кругах России. Как известно, 3 мая 2011 г. Румыния и США официально договорились о размещении на румынской территории элементов американской системы противоракетной обороны. Ракеты-перехватчики "Стэндарт-3" будут установлены на военно-воздушной базе Девеселу недалеко от границы с Болгарией. Обслуживать объект будут от 200 до 500 американских военнослужащих, капитальные затраты, по оценкам, составят не менее 500 млн. дол. Россия мгновенно отреагировала на данное решение. В заявлении МИД РФ от 4 мая подчеркивалось, что российская сторона самым внимательным образом следит за развитием ситуации с учетом того, что планируемая система ПРО, по нашим оценкам, может создавать в будущем риски для российских стратегических сил ядреного сдерживания. Многие военные эксперты в России полагают, что румынская база ПРО является элементом американской стратегии окружения нашей страны кольцом военных баз. Москву особенно беспокоит, что американское военно-воздушное и военно-морское присутствие на Черном море в перспективе может заблокировать российский флот в Севастополе. Негативным последствием этого может быть гонка вооружений в данном регионе. Известно, в 2010 г. США вели неформальные переговоры с представителями правительства Болгарии о возможности размещения на ее территории базы логистической поддержки ПРО и командного пункта управления ракетами-перехватчиками. В феврале 2010 г. премьер-министр Болгарии Бойко Борисов, отвечая на вопрос о готовности принять план США, заявил, что необходимо проявлять солидарность, но это не то решение, которое будет приниматься только им. По эго словом, он будет ждать ответа от Еврокомиссии и болгарского парламента. Выступая в конце мая 2011 г. на парламентской ассамблее НАТО в Софии, президент Болгарии Георгий Пырванов, затронув данную проблему, заявил, что это вопрос исключительно технических формальностей, а главное что Болгария поддерживает инициативу НАТО по созданию этой системы. "Продавая" болгарской и европейской общественности американскую ПРО в качестве "натовского товара" генеральный секретарь НАТО Андрес Фог Расмунсен на том же форуме заявил: "Альянс принял решение разработать систему ПРО для того, чтобы эффективно 

97

защитить население наших стран. В тоже время мы хотели сотрудничать с Россией в этом вопросе". Однако реально США не готовы серьезно взаимодействовать по проблеме европейской ПРО не только с Россией, но и по многим параметрам со своими союзниками по НАТО. Комментируя данную ситуацию, известный болгарский эксперт Симеон Николов из Центра стратегических исследований в области безопасности подчеркнул: "Американцы не предоставляют европейским экспертам такого же доступа к разработкам этой системы, как своим специалистам. Они хотят европейцев заставить закупить свои технологии, а они дороже. Это нарушение принципа солидарности, которому следует НАТО. Кроме того они хотят получать российские разведанные, но не позволяют России участвовать в стратегическом планировании. И это тоже не честно". 

 Основные проблемы России и Болгарии в сфере энергетического сотрудничества 

 В последние годы заметно возросла роль Черноморского региона как транзитного пространства по доставке углеводородного сырья и прежде всего нефти и природного газа на международные рынки и в сфере обеспечения энергетической безопасности Европейского Сообщества. Для России развитие энергетического сотрудничества с государствами Юго-Восточной и Южной Европы крайне важно. В докризисный период объем наших поставок в регион составлял свыше 70 млрд. куб. м. газа и около 60 млн. тонн нефти. В современных условиях наша страна по-прежнему заинтересована в увеличении объемов продажи газа и расширении транзитных возможностей региона. В числе перспективных проектов – такие, как газопровод "Южный поток" и нефтепровод "Бургас-Александруполис", судьба которых зависит от позиции Болгарии. Неясным остаются и перспективы реализации проекта строительства атомной электростанции "Белене", где генподрядчиком выступает российская компания "Атомстройэкспорт". Этот проект отвечает самым высоким стандартам безопасности, что подтверждается соответствующими сертификатами европейских эксплуатационных организаций и Европейской Комиссией. В середине 2011 возник конфликт во круг крупнейшего негосударственного предприятия – НПЗ "Лукойл Нефтохим" в Бургасе, которые дает Болгарии по отдельным видам от 50 до 70% потребляемых ей нефтопродуктов и до 30-40% сжиженного газа. В целом сфера российско-болгарского энергетического сотрудничества переживает далеко не лучшие времена, что связано как с объективными причинами, так и с влиянием субъективных факторов в лице третьих сил и чрезмерной политизацией сферы энергетического бизнеса. История знает немало примеров, когда в силу тех или иных причин вопросы чисто экономического свойства откровенно идеологизировались и политизировались. В таких случаях, чтобы воздействовать на общественное мнение, нередко используются разнообразные мифы. Так целая система мифов создана различными группами интересов США и ЕС вокруг сотрудничества Россией и Европы в газовой сфере, которые к сожалению получили определенное распространение и в Болгарии и прежде всего на уровне новой проатлантической политической элиты. 

 Миф первый. Конкретные формулировки могут разняться, но их смысл однозначен – экономика европейских стран слишком зависит от поставок российского газа, соответственно необходимо снижать, поступление энергоносителей из России и искать альтернативные источники газообеспечения. 

98

 Действительно, Россия крупнейший экспортер на европейском газовом рынке, но не монополист. По данным Евростата, в 2009 г. доля России среди основных экспортеров на газовом рынке Евросоюза составила 33,2%, Норвегии – 28,8%, Алжира – 14,7%, Катара – 5%, Ливии – 3%, Тринидад и Тобаго – 2,4%, Египет – 2%, прочие поставщики – 11%. В тоже время для ряда стран Восточной Европы (Болгарии, Словакии) доля российского газа в обще объеме импорта в последние годы составляла 100%, для других от 50 до 75%, но такое положение сложилось еще в советские времена, когда действовала кооперация в рамках СЭВ. За двадцать лет посткомунистической трансформации этих суверенных стран мало что изменилось в их газовом балансе, но виновата ли в этом Россия? 

 Миф второй. Это представление Вашингтоном и Брюсселем (в основном по линии НАТО) о том, что Россия имеет возможность с помощью газового шантажа оказывать давление на политику отдельных стран Евросоюза в ущерб общеевропейской и трансатлантической солидарности. Благодатной почвой для нагнетания страстей по этой линии стали "газовые войны" между Украиной и Россией. В начале 2009 г. в ходе второго газового конфликта пострадали потребители в Юго-Восточной Европе, том и числе и Болгарии. При этом отметим, что украинского президента на неправомерные действия фактически вдохновил Вашингтон после подписания в середине декабря 2008 г. Декларации от сотрудничестве в сфере безопасности, то есть за две недели до начала конфликта В ходе информационной войны против России в Европе и США старательно замалчивалась сущность этих конфликтов, не принималось во внимание что правовая, коммерческая и моральная (газ воровать нельзя) позиция России была безупречна. Наша страна никогда не ставила и не намерена ставить на карту свою репутацию как надежного делового партнера, честно исполняющего свои контрактные обязательства, ради эфемерных политических выгод. 

 Миф третий заключается в том, будто существует широкая альтернатива российскому газу на европейском рынке. Еврокомиссия большие надежды в этом плане связывает с созданием южного газотранспортного коридора на базе проекта "Набукко" с мощностью до 30 млрд. куб. м. в год, что составляет примерно 7-8% текущих потребностей ЕС. Ясно, с учетом роста потребления газа в Европе в посткризисный период данный газопровод принципиально ситуацию на рынке не изменит. Кроме того у Европы до сих пор нет поставщиков для заполнения этой трубы на полную мощность. В лучшем случае Азербайджан через пять лет сможет давать до 10 млрд. куб. м. и Туркмения еще столько же, но при условии, если будет реализован проект строительства Транскаспийского газопровода. Другое направление – увеличение поставок в Европу сжиженного природного газа (СПГ). Наибольшим потенциалом для роста поставок СПГ в ЕС обладает Катар. В рекордном 2010 г. объем поставок из этой страны в страны Западной Европы, которые имеют регазификационные терминалы, составил около 37 млрд. куб. м. в пересчете на трубопроводный газ. Ни одна приморская страна ЦВЕ – член ЕС инфраструктурой по приему СПГ не обладает и едва ли обзаведется ей в ближайшие пять лет. Определенные надежды отдельные страны-члены ЕС, включая Болгарию, возлагают на добычу сланцевого газа и метана из угольных пластов на базе американских технологий. Напомним, что добыча сланцевого газа во Франции и Великобритании пока остается под запретом по соображениям экологической и 

99

сейсмологической безопасности, размышляют над этой проблемой и в Германии, первые протесные себестоимость добычи сланцевого газа составляет около 200-250 дол. за тысячу кубометров. 

 Другой альтернативой является развитие возобновляемой "зеленой энергетики". Для Болгарии речь идет о солнечной и ветровой энергии. Однако по самым оптимистическим прогнозам доля этих источников в ближайшие десять лет не превысит 4-5% в общем энергобалансе страны. Следует отметить следующей факт: современная структура энерго потребления Болгарии вполне диверсифицирована. Так по данным такого авторитетного источника как ВР Statistical Review of World Energy, в 2010 г. суммарное потребление первичных энергоресурсов в Болгарии составило 18 млн. тонн в пересчете на нефтяной эквивалент, в том числе на долю собственно нефти пришлось 23,3%, природного газа – 12,8%, угля – 36,6%, ядреной энергий – 19,4%, гидроэнергии – 7,2%, возобновляемых источников – 1,1%. По данным "Газпрома", поставки российского газа в Болгарию в последние годы характеризовались следующими цифрами: 2006 г. – 2,7 млрд. куб. м.; 2007 г. – 2,8; 2008 – 2,9; 2009 – 2,2; 2010 – 2,3 млрд. куб. м. или в три раза меньше, чем в пиковом 1990 г. В середине 2011 г. в болгарской прессе появились сообщения о том страна в ближайшие 2-3 года под давлением Вашингтона и Брюсселя собирается снизить газовый импорт из России до 0,5 млрд. куб. м. и одновременно отказаться от долгосрочных контрактов с "Газпромом". При этом планируется закупать 1 млрд. куб. м. у Азербайджана и транзитировать его через Турцию и тем самым поменять славянский вектор сотрудничества на тюркско-исламский. Многие проблемы, которые в последнее время возникают отношениях России и Болгарии во многом связаны в тем, что Москва в отличие от Вашингтона недооценивает фактор "мягкой силы" в своей внешней политики в отношении Болгарии и других стран ЦВЕ, концентрируясь в основном на энергетической дипломатии. К сожалению некоторые эксперты и политики в России считают такой прагматизм оправданным на том основании, что более 90% российского экспорта в Болгарию составляют энергоносители и сама страна является удобным транспортным коридором, порой забывая при этом о цивилизационных, духовных, языковых, религиозных, исторических основах, на которых покоится многовековая дружба наших народов. В тоже время суть американской политики "мягкого влияния" в Восточной Европе заключается в следующем: берутся под контроль лидеры общественного мнения и СМИ, на американские деньги создаются новые телевизионные каналы и радиостанции, воспитывается новое проатлантическое поколение политиков, журналистов, политологов. Активно развивается и формируется на американские гранты сектор неправительственных организаций и образовательных учреждений. Выбираются и покупаются конкретные политические фигуры, которых повышают до статуса "друга Америки". С помощью американских политтехнологов их выводят на орбиту высших эшелонов политической власти. Против непокорных используются методы шантажа, угроз, обвинений в коррупции. В данном аспекте особый интерес представляют материалы WikiLeaks, опубликованные на сайте британской газеты Guardian 28 ноября 2009 г. с инструкцией Управления разведки и исследований Госдепартамента США за подписью Х. Клинтон, направленной шифротелеграммой в Посольства США в Софии. Речь идет о сборе информации о своем союзнике на основании национальной 

100

 разведывательной директивы США. Значительное место в данной документе занимает раздел о сборе компрометирующих материалов на представителей высшей политической элиты Болгарии и характере наших отношений энергетической сфере. В заключении хотелось бы подчеркнуть, что интересы активизации российско-болгарского сотрудничества требуют конструктивной позиции со стороны Российской Федерации, преодоления обид и недоверия, возникших в некоторых слоях российской общественности по отношению к Болгарии, которая повернулась в сторону НАТО и связала свою судьбу с единой Европой. С другой стороны для нашей страны важно, чтобы на Балканах идеи атлантизма не ассоциировались с антироссийскими настроениями.

101

0 коментара:

Публикуване на коментар

 
Македонски научен институт | Macedonian Scientific Institute © 1923-2017